В межсезонье со спаниелем.

В межсезонье со спаниелем.

Быстро пролетели десять дней весенней охоты. Настало межсезонье. Самое время для натаски собаки. Появления птицы в лугах ждем с большим нетерпением. На разведку выезжаем в первых числах мая. Первого коростелька поднимаем уже восьмого числа. После подъема собака начинает его гнать. Пытаюсь остановить ее. Куда там! Засиделась она за зиму, соскучилась по работе. А тут такое раздолье, да еще и птички…. У самого душа пела. Пусть спаниелька порадуется. Теперь пойдет дело. Все лето впереди, таких выходов будет еще много.
Июнь выдался нежаркий и дождливый. Птицы в лугах было достаточно много. В невысокой траве отыскивать и поднимать их, было совсем несложно. В основном это были коростели и лишь изредка попадались перепела. Данка даже поставила свой рекорд – за полчаса сделала пятнадцать подъемов. В луга мы ездили с ней раза два-три в неделю. Для спаниеля почти любую лужайку можно использовать для натаски, и таких мест в округе города предостаточно. Двадцать минут езды от дома, и мы на месте. Каждый такой выезд был праздником для нас обоих. В выходные ездили подальше – в устье небольшой реки Сармы. Кроме заливных лугов там есть небольшие березняки. Осенью здесь была прекрасная охота на тетеревов. И сейчас в молодом березняке нам удалось поднять несколько взрослых чернышей. Но до них еще дойдет черед – осенью мы их навестим. Сейчас нас интересовала мелочь. Ведь именно по ней самый интересный процесс натаски. Можно сказать та же охота, только без ружья. Тем более Данка этим летом стала делать такие замечательные стойки по птице. Да, именно стойки! Собаке почти три года, казалось бы, что может быть нового. А тут такое! Потяжкой спаниеля это уже назвать нельзя, поскольку перед затаившейся птицей она стояла до тех пор, пока не следовала команда на подъем. При этом можно было спокойно подойти к ней совсем вплотную. Я как-то засек время, насколько хватит выдержки собаки. Простояла полминуты. Дальше не стоило испытывать ни ее, ни свое терпение. Честно говоря, я даже не знал как относиться к такому неординарному поиску – толи радоваться, толи срочно исправлять такой перекос, пока не поздно. Ведь при таком поиске во время охоты можно будет спокойно подойти к птице на уверенный выстрел. Но первое время было просто интересно смотреть на эти “закидоны” собаки. Как красиво она стоит перед птицей. Вся напряжена, хвост мелко дрожит и при этом не отрываясь смотрит на птицу, сидящую в полуметре перед ней. Красота! Прямо-таки маленький легаш. Не хватало только поджатой лапы. Ребята, кому рассказывал об этом , шутили, мол хвост зря купировал. Сеттер у тебя, наверное, карликовый. Было смешно до поры, пока не проявились явные минусы. Первые такие стойки появились по перепелу и были достаточно редки. Но через какое-то время Данка начала также уверенно вставать по коростелям. А уж этот ее стойку терпеть не станет, убегает еще до того, как я замечу, что собака встала по птице, и дам команду на подъем. Данка делает прыжок на то место, где несколько секунд назад та сидела, недоуменно крутится – ведь только что тут была. А коростелек уже далеко. Начинается следовая работа. И все повторяется заново. Такой поиск нам не нужен! Все ясно – срочно исправлять. Поняв это, я старался не отпускать собаку далеко от себя. Как только она причуивала птицу, переходила в подводку и пыталась встать перед ней, я тут же командовал вперед. Получалось как-то скомкано, да и собака по-прежнему хоть на короткое время, но останавливалась перед птицей. Чаще всего птица успевала убежать. Оставалось надеяться, что на охоте это исправиться само-собой. Собственно так оно и произошло. Но помогло еще одно стечение обстоятельств.
На натаску мы продолжали ездить регулярно. Заодно разведывали новые места для охоты. Коростели были везде, где бы мы ни пробовали искать. Пока мы ехали до места, их задорный треск был слышан повсюду. Стоило остановиться на обочине и выпустить собаку вблизи от такого места, в считанные минуты она находила птицу. Еще в начале лета мы остановили свой выбор на одном небольшом лугу. Располагался он недалеко от дороги на возвышенности. С двух сторон его окаймляли кусты. Рядом в низинке протекал маленький ручеек. Огибая луг с двух сторон, протянулся он на километр. Пройти неспеша этот луг туда и обратно требовалось около часа. Коростелей здесь было достаточно. В июле стало припекать. Трава на лугах быстро выросла выше пояса. К концу июля она почти вся посохла. В привычных местах в высокой сухой траве найти и поднять на крыло коростелей стало чрезвычайно сложно. Перепела стали совсем редкостью. Не только маленькой спаниельке, даже мне пробраться сквозь такие травяные заросли было непросто. В луга выходили поздно вечером, перед самым заходом, когда жара немного спадала. Подъемов с каждым днем становилось все меньше. О том, чтобы исправить поиск собаки в таких условиях, вопроса не стояло. Бывали дни, когда мы уходили с луга совсем без встречи с птицей. У меня даже стало закрадываться сомнение, а не случилось ли что-нибудь с чутьем собаки. Ведь я точно знал, что коростель здесь был. Пытались искать и рано утром. Результат был прежний. Что же произошло? В предыдущие года мы поднимали коростелей и перепелов на этих лугах до самого открытия, а потом и успешно охотились тут же. Поразмыслив над ситуацией, предположил, что птица переместилась в какие-то места, с наилучшими условиями для нее. Найти такое место значило обеспечить себе успешную охоту осенью. И мы его нашли! Как-то пройдя по лугу и не встретив ни одного коростеля, мы спустились к ручью. В его неширокой пойме трава была густая и сочная как в начале лета. Первого коростеля Данка подняла почти сразу, как только мы там оказались. Птица перелетела недалеко, и я направил собаку на место посадки, намереваясь поднять перемещенного. Но, не дойдя до этого места, Данка потянула в сторону и подняла еще одного коростеля. Это стало интересно. Мы пошли вдоль ручья. Подъемы следовали один за другим. За полчаса Данка подняла больше десятка коростелей и одного перепела. Наконец-то! Вот оказывается, они куда делись. Все мои волнения по поводу ухудшения чутья исчезли. Я был чрезвычайно рад такой находке. Уже по дороге домой меня вдруг осенило. А ведь собака работала без единой стойки. Все коростели, да и перепел были подняты с первого раза, без моих команд! Куда все делось?! Приехав сюда через неделю, мы нашли все тех же коростелей на месте. И опять собака работала без всяких причуд. Оставалось только дождаться открытия охоты. А до нее оставалось совсем немного.

Александр Чибиркин. Нижегородская область.